Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 13 (май 2004)» Для умных» Великий мифогенератор, или Бердяев русского коммунизма

Великий мифогенератор, или Бердяев русского коммунизма

Греков Денис

ВЕЛИКИЙ МИФОГЕНЕРАТОР,
или
БЕРДЯЕВ РУССКОГО КОММУНИЗМА

Для начала выдвину тезис, который оспорят многие. Аркадий Петрович Гайдар - один из самых глубоких и, вместе с тем, самый непонятый и непризнанный из советских писателей начала XX века. И если можно говорить о "советском экзистенциализме", то это его произведения. С учетом всей специфики советского представления об экзистенции, конечно.

В России начала прошлого века было множество странных людей, общей чертой которых было незавершенное или явно ущербное образование и еще некоторые аномалии социализации. Почти все они сыграли в истории России решающую роль. Это такие крупные фигуры, как Ленин, Троцкий, Сталин и сотни более мелких - среди них и Гайдар. Решусь заявить о том, что они и не нуждались в образовании, также как и в социализации. Потому, что они и не были личностями в полном смысле этого слова. Как мне кажется, это были люди, чьи внутренние и глубинные интенции мышления, психики (и их динамика), просто были изоморфны процессам социального бытия того времени. Потому они и могли использовать сложившиеся обстоятельства в свою пользу. И именно в силу отсутствия рефлексии этой своей особенности, как следствия недостатков образования, социализации, механистического мировоззрения унаследованного от просветителей, а также прочих, частью личных, частью общественных причин, их представление об общественных процессах исказилось до такой степени, какую мы можем наблюдать позднее в уже установившейся советской системе идеального (естественно, их масштаб позволял им пытаться трансформировать реальность, что из этого получилось - мы знаем). Именно в этой области и лежит экзистенциализм Гайдара.

Самое интересное гайдарово произведение, на мой взгляд, повесть "Военная тайна". Это почти идеальный слепок (или обоснование?) всего советского "символа веры". Но не только. Эта вещь глубже чем кажется. Действие повести распределено в пространстве - от Москвы до Крыма, но - первая черта - содержит постоянные отсылки к событиям на других территориях советской империи. Территория, где происходит действие из-за этого становится какой-то незамкнутой, связанной со всеми остальными, и любое действие героев приобретает, при всей своей незначительности и частности, характер подчиненного некому высшему универсальному принципу, соотносится с чем-то еще где-то происходящим. В советской стране нет отдельных, субъективных, территорий - она едина и объективна территориально и событийно. В таком случае, как быть со временем? Если нет субъективного изменения пространства, то нет и изменения времени? И верно - если герои и действуют во времени, то создается впечатление, что действие это протекает на фоне некой константы, единой, объективно существующей, целостной и неизменной в субъективном времени героев (вторая черта). Такая константа неизбежно должна восприниматься как вечно длящееся мгновение, то есть - отсутствие времени.

Теперь разберемся с самими героями. Сознание героев также статично. Все восприятие их ориентировано все тем же неким общим принципом. Все когнитивные действия прагматичны, внешне - подчеркнуто рациональны и тоже обусловлены этим единым принципом. Но самое интересное - типы "личностей" героев и второстепенных персонажей повести. Для того, чтобы понять их, нужно сначала понять, как вообще воспринималась личность в том месте и в то время.

Началось все очень давно, уже больше двух тысяч лет тому назад. Князь по имени Владимир решил объединить славянские земли и понял, что для этого ему нужна единая монотеистическая религия. Он выбрал христианство не случайно, но не об этом речь. Он не понял другого. Дело в том, что формирование религии тесно связано с развитием общества и производства. На разных этапах развития общество образуют род, этно-народность и нация. На каждом этапе объединяющим людей принципом служат разные задачи. Для рода - производство жизни, для этно-народности - производство средств жизни, для нации - производство средств общения. Для рода единственным средством познания смысла своего существования и окружающего мира является миф. Со временем, по мере развития родов в племя, племенные объединения, а также земледелия и первых двух разделений труда происходит формирование этно-народности и начало формирования государства. Соответственно трансформируется и миф, становясь символичным и более общим, а потом возникает и религия, начинает развиваться и догматичная философия. Общество становится все более рационалистическим и единым, возникают империи и единые рационалистические и монотеистические религии.

Славяне ко времени принятия христианства только начали формироваться в этно-народность, еще не сформировалась даже единая языческая религия, многие племена жили полукочевой жизнью, земледелие перемежалось охотой и собирательством. Даже в наиболее прогрессивных княжествах дело не дошло еще до формирования идеи государства. Общественным сознанием целиком еще владели мифы, у него не было рационалистических средств познания. Иными словами, принятие христианства не было и пока не могло быть обусловлено естественным ходом формирования славянской этно-народности. В результате Владимир не достиг цели - ведь он не понял, что существующий конгломерат княжеств, кроме религии, нуждался еще и в понятии о государстве с единым центром. Он лишь мог посоветовать, умирая, своим сыновьям жить в мире и слушать старшего... Дальнейшее известно.

Христианство же было тогда понято славянами, через призму их сознания, как новый вариант мифа. Ведь миф умеет объяснять все только через себя самого. В силу же языческих представлений о близости и почти посюсторонности сакрального, а также о его множественности, дробности, произошло одно существенное искажение - бог в общественном сознании был развоплощен в множестве лиц. Это множество лиц - славянский народ, который сам себя обожествил и отождествил с Христом, чему помогла близкая язычникам теория богоизбранности, содержащаяся в ветхом завете (по сути - тоже еще языческая), а еще и представление о Троице, сыграло, видимо, свою роль. Монголо-татарское нашествие еще более укрепило в народе это представление, так как рифмовалось с библейскими рассказами о страдании и воскресении Христа. А что еще делать народу-Христу, как не выполнять миссию по спасению и второму пришествию? То есть - быть мессией. А те, кто этого не принимает - варвары и язычники. Отсюда неизбежна самоизоляция и, как ее следствие - отсталость. Отсюда же, как писал в свое время еще князь Трубецкой, идут и все истоки славянского мессианизма и славянофильства. Но, что самое главное, это русское мифологизированное сознание просуществовало, как народное, почти без изменений до самой революции. Революционеры же повторили ошибку князя - попытались привить, превратно понятую ими самими, прогрессивную, в общем, теорию Маркса к обществу, которое для нее просто не созрело, так как только начало переходить от стадии этно-народности к формированию нации... И теория, неправильно понятая, претерпела ту же трансформацию, что и христианство в свое время. То есть была мифологизирована, об этом уже много написано и здесь это обсуждать детально было бы излишне (Например, Бердяев "Истоки русского большевизма").

Поскольку же советское сознание осталось, по сути, родовым, то и личности как таковой - не было. Обретение личности в сознании язычника означало смерть. Только род живет вечно, умирает же - конкретный человек. Также, в каком-то смысле, индивидуальностью обладали изгнанные и сверхъестественные сущности. Обыкновенный же член рода обладал лишь частью коллективной личности. То же самое мы видим и у Гайдара в его "Военной тайне". По сути, вся интрига повести сводится к конфликту между попытками личной самоидентификации и самореализации главной героини - Натки Шегаловой и ее же родовым сознанием, которое диктовало подчиниться требованиям рода, который олицетворяли неразделенные: общество, страна, государство и партия. Изюминка типологии личностей для этой повести в том и состоит, что таковой нет. Есть содержание, но нет личности, даже индивидуальность чисто условная и внешняя! Попробуйте ради интереса отличить, скажем, Сергея Ганина от Шегалова старшего по каким-либо показателям, кроме физиологически обусловленных! Содержание - опять тот самый единый и объективный принцип, который является ядром, вокруг которого конструируется все остальное в человеке и оно заставляет человека стремиться к наибольшей актуализации этого содержания. И даже эта, внешняя, индивидуальность только и может подтвердиться через смерть, изгнание (хотя бы в форме незначимости или чужеродности - врага), или выхода за пределы рода с достижением уровня божественного - о Сталине в повести прямо не говорится, но, он тут, что называется, в каждой строке (и в этом тоже видна гениальность Гайдара, на этот раз, как политкорректного писателя).

Так что же это за принцип, единый и объективный, который, тем не менее, развоплощен в народе, не зависит от времени и пространства? В этом и состоит суть произведения. Это ИДЕЯ. Какая, спросите вы? Победы мирового коммунизма? Построения рая на земле? Создания сверхчеловека? Отвечать пока рано. В том и состоит гениальность Гайдара как великого и глубокого мифосказителя - определив через миф смысл существования рода, не говорить прямо и конкретно в чем он состоит. Рефлексия убьет миф. А это уже было бы обществом другого типа. Но Гайдар не только так точно описал связь мифических представлений народа со смыслом его существования (заметьте - та же мессианская идея, только теперь носитель не русский, а советский народ). Он один из первых, кто показал эту странную замену - смысл существования рода теперь не производство жизни, а производство идеи! Это значит, что свою жизнь и свои ресурсы род начал тратить не на продолжение своего существования, а на продолжение существования идеи. Вот в чем состоял смысл существования советского государства. Небывалое жертвоприношение, в надежде вызвать желательную трансформацию реальности. И как, ни странно, это вовсе не вина русского большевизма, явившегося лишь предельной реализацией в жизни превратно понятых идеалов немецких романтиков. Ядовитая отрыжка после эпохи просвещения. Как всегда в России - все дело в почве. Это был давний и основной смысл жизни русского народа. Его Военная Тайна, исток его терпения, способности на любые жертвы и усилия, самоуничтожительного бунта, полной незаинтересованности своей судьбой. Словом - всего единства в противоречиях.

Это описывает Гайдар в одной из частей повести - сказке о Мальчише-Кибальчише. Эта сказка - метатекст. Своего рода советский Апокалипсис. В ней сконцентрировано все советское, мироощущение, история и все ожидания на будущее. Она дает коммунистическое описание конца истории, как христианский Апокалипсис - конца света (т.е. конца христианской истории). Естественно - конец истории (как прекращение классовой борьбы) означает победу коммунизма. То есть мировую революцию и окончательное направление агнцев в рай, а козлищ - соответственно. Причем коммунистическая мифология не так проста! Было трое - Мальчиш, его старший брат и отец. И Гайдар добавляет - а матери у них не было... Если в обратном порядке - Отец, Сын и Святой Дух (он же - Мальчиш). Чувствуете? И жили они после давней войны (заметьте - война закончилась в "дальние-дальние годы", а они все жили, как бы вне времени), не напоминает ли чего, например изгнания падших ангелов? И вот снова - прискакал первый всадник, ушел на войну Отец, затем - второй всадник прискакал - ушел Сын. Трети всадник, правда, явился без коня, но был кавалеристом. И пошел на войну Мальчиш, собрав вокруг себя других малышей. Его предал Мальчиш-Плохиш (у Гайдара не сказано, был ли он тринадцатым по счету) и он оказался закован в цепи, во владениях Главного Буржуина, в Черных горах. И страдал там, но ничего не могли с ним сделать, не выдал он Военную Тайну - то есть, не отрекся, не предал идею. За что и был убит.

Но где же четвертый всадник? И как он придет? И как же тогда вернется Мальчиш-Кибальчиш? А четвертым всадником, как известно, была Смерть. А уж потом будет и красная армия и изгнание буржуинов из четырех частей света. Ведь смерть - это и жертва и освобождение, и искупление. Воскресение - новое, идеальное существование. В сказке - в виде могилы-монумента. Словом, советский народ-мессия должен погибнуть, но и спасти таким образом все народы мира, а затем продолжить свое существование в победившей после мировой революции идее.

Вот вам и давно забытый детский писатель Аркадий Гайдар. А мы что, так и будем готовиться? Или, может быть, пора выбросить старую шарманку и попытаться жить? Счастливых раздумий.

Плывут пароходы - привет Мальчишу!
Пролетают летчики - привет Мальчишу!
Пробегут паровозы - привет Мальчишу!
А пройдут пионеры - салют Мальчишу!

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.