Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Архив номеров
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Статьи

Главная» Статьи» Критика и рецензии» Статьи» Незабытый "Пистон" (о Пауле Госсене)

Незабытый "Пистон" (о Пауле Госсене)

Автор: Гундарин Михаил  | 03.08.07

Свойство написанного или, вернее, природа пишущего такова,  что любые готовые, с точки зрения автора, тесты требуют  безотлагательной печати. Можно сказать, горят и просятся в  печать. Но издательство - вещь анонимная, а у нас в крае в  полном смысле слова и несуществующая. Более приближенной, к  автору фигурой представляется издатель. Издателей в нашем  городе тоже очень мало. Как правило, писатели издаются сами,  на свои деньги. Что, как известно, является первым признаком  графомании (хотя и не абсолютным). Все же патриоты (так и  хочется сказать "партизаны") гутенбергова дела есть. Назовем  Валерия Тихонова, издавший многих барнаульских авторов в  книжной серии "Август", Сергея Сороку, под чьим патронажем  издавались и Владимир Токмаков, и Сергей Юдалевич и многие  другие авторы, столь же мало сходжие друг с другом.

Особняком стоит проект, о котором мы хотим вспомнить  сегодня. Я смотрю на две маленькие, явно произведенные на  домашнем компьютере книжки. На одной обложке написано "Пауль  Госсен. Дурацкий сонет", на другой "Пистон. Альманах. Выпуск  первый". Выпущены они в середине 90-х, в самое глухое для  издательского дела в провинции время. Издателем выступил  Пауль Госсен.

Книжки сделаны очень старательно. Выставлены все  типографские данные. В частности, указана совершенно  фантастическая типография "Имени Венечки Ерофееева" и  издательство "Ландшафт". Планы издательства были достаточно  серьезными - в анонсе указаны следующие книги серии: "Три века  русской поэзии" Михаила Гундарина и "Когда б не ямб"  Ихтиандра Обмокни. Первый известен всем, кто пишет в городе  стихи. А Ихтиандр Обмокни, сын русскоязычного писателя Гоголя  и итальянской революционерки, был наиболее изящной  мистификацией за всю историю алтайской литературы. Ибо его  авторам, двум прекрасным филологам, потребовалась бездна  вкуса для своих сомнительных (кого-то шокирующих) опусов.  Можно сказать, что своей безупречной фомкой Ихтиандр  вскрывал все тайники русской литературы. Так, еще задолго до  признания поэзии Тимура Кибирова, появилась пародия на него  Ихтиандра "Я в последней электричке".

Ихтиандра и Пауля объединяет одно - безграничное количество  вкуса. Собственно, это основное свойство настоящего  издателя. Есть и факты: и Пауль и Ихтиадр авторы  замечательных пародий на знаменитого "Нового Жюля Верна" Иосифа  Бродского. Ведь Пауль Госсен сам поэт. Мне кажется, что он  лучший поэт "последнего призыва" в нашем городе. Это мнение  не разделяет почти никто. Содержание госсеновских  стихотворений многим кажется несколько фривольным, если не  излишне откровенным. И в лучшем случае воспринимается как  шутка. В качестве комментария, хочется заметить, что русская  поэзия всегда страдала излишней мужественностью. Так  повелось со времен Гумилева, затем было подхвачено когортой  советских поэтов, во главе с Симоновым и пр. И потом стало  совсем уже невозможно фальшиво дребезжать у Евтушенко и  Вознесенского. Необходимо было разрядить напряжение и  победить пафос. По-своему это сделал Пауль Госсен. Его стихи  - маленькие истории о местных "казановах": "Мы с Леней идем  по Гоньбинке/ и девушки смотрят нам вслед/ Нас интересуют  блондинки/ А всем остальным строго нет."

Истории эти вполне узнаваемы потому, что случаются с каждым:  "Он и я - мы оба хваты,/ только что ни шаг - ухаб:/ бабы  есть - так нету хаты,/ хата есть - так нету баб".

Но за всей мнимой простотой и обыденностью проступает совсем  другое. История поэта, который отказывается от своей  природы, своей мужской грубости, в жесткий век, ради поэзии.  Поэт нашел повод для трагедии. Значит - состоялся: "Среди ее  поклонников плечистых/ я самый неприметный. Ну и пусть!/  Зато читал французских символистов/ и кое-что запомнил  наизусть".

Настоящий поэт отличается тем, что всегда стремиться открыть  "четвертое измерение" поэзии. Ибо помимо размера и ритма,  кажется, есть нечто иное. Четвертое измерение поэзии Пауля  это "драйв". Вещь , на первый взгляд, русской поэзии  совершенно чуждая. Отсюда любовь Пауля к рок-н-рольной  поэтике (он переводил на русский тексты Нины Хаген. Ника  Кейва и группы"Лайбах"). Отсюда его интерес к Майку  Науменко, нашедшему, пожалуй, лучшие строчки русского рока:  "Но так мы жили, так и живем, так и будем жить, пока не  умрем, и если мы живем вот так, значит так надо".

И кажется, такая чужеродная прививка способна оживить  современный поэтический язык. При этом только формальная  безупречность, позволяет Паулю касаться столь "рискованных  тем".

Его часто называли "бульварным поэтом". Но ритм его стихов -  это ритм современной провинции, действительно, ритм нашего  главного бульвара. Поэтому Пауль ничего не выражал, он  формировал вкус. Он был готов находить новых авторов и их  печатать. Сумев преодолеть "старый стих", он мог помочь это  сделать другим. Стать настоящим издателем.

Однако, как писал один барнаульский стихотворец: "Нас  дождуться анналы, мы окажемся правы, когда откроет каналы  линия ледостава". Каналы стали открываться стремительно.

И Пауль просто переехал в Германию. Кстати, его стихи  появились в Интернете - не поленитесь, наберите в любом  поисковике "Пауль Госсен". Не пожалеете! Вот только идея  замечательного издательства "Ландшафт" оказалась  нереализованной - в частности, Обмокни и Гундарин не изданы  до сих пор. Но так хочется, чтобы вновь заработала "Типография  им. Венечки Ерофеева"! 



Добавить комментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.