Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Архив номеров
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
  • Пылесосы с контейнером для пыли здесь.
 
 
 
Статьи

Главная» Статьи» Критика и рецензии» Критика» Виктор Пелевин между Ухрябом и Уралом

Виктор Пелевин между Ухрябом и Уралом

Автор: Вячеслав Десятов  | 23.01.07

Виктор Пелевин между Ухрябом и Уралом

Что такое УРАЛ, В.Пелевин объяснил: Условная река Абсолютной любви (роман «Чапаев и Пустота»). Что же такое Ухряб, помимо того, что это название одного из лучших пелевинских рассказов, о котором далее пойдет речь?

Ухряб — это умопостигаемое Божество (или его символ), персонификация всего непонятного: «в стране за всё это время очень много непонятного набралось, и чем дальше, тем непонятнее. Выходит, и Бог есть такой, которому это соответствует?» Слово «Ухряб» включает в се6я противоположные значения – возвышенность и яма: «Ухряб, – раскладывает Маралов, – «хребет» и «ухаб», наверное, так». Таким образом, Ухряб – спрессованные в одно слово «Зияющие высоты» Александра Зиновьева.

Ухряб в чистом виде – «длинная заснеженная яма с двумя довольно высокими, в половину мараловского роста, обледенелыми хребтами по краям». Такой ухряб напоминает одновременно могилу и женское лоно, что делает смерть возвращением в земную утробу. Неологизм «ухряб» представляет собой verdichtung (конденсация, сгущение) во фрейдовском смысле, т.е. сочетание различных образов, понятий, слов или слогов в одно целое. В «Толковании сновидений» Фрейд писал, что результатом словесного «сгущения» нередко становятся неологизмы. (Пелевин, конечно, знаком с трудами венского психоаналитика: его символика иронически обыграна в пелевинском рассказе «Зигмунд в кафе»). Ухряб штурмует сознание Маралова, «конденсируясь» из различных текстов, в том числе из такого фрагмента: «...вкручиваясь в раскалённый воздух... Рябая гладь...». Ухряб столь же бессмысленен, как последнее словосочетание этого текста: «Маралов хмыкнул. Как это так –рябая гладь?» Некоторыми мотивами (например, темой «мертвых космонавтов») рассказ связан с пелевинской повестью «Омон Ра», где о Ленине говорится, что он «походил на бесплотного бога, как бы проходящего рябью по поверхности созданного им мира». Тема фантомности российской жизни сближает рассказ с повестью Юрия Тынянова «Подпоручик Киже».

В слове «ухряб» вполне понятно, по крайней мере, одно – почему он начинается на букву «у». Нет, не потому, что потому, а в силу того, что на «у» начинаются название рассказов Набокова «Ужас» и «Ultima Thule» – рассказов о внезапном изменении человеческого сознания. У набоковских героев (как и у пелевинского) резко меняется восприятие мира, в мире вдруг открывается нечто чудовищное. Истину о мире можно сообщить другому. Набоковский Адам Фальтер («Ultima Thule») делает это невольно, Маралов – умышленно и со злорадством: «Ты послушай–ка лучше, что я тебе расскажу... Когда крик таксиста стих где–то за домами (...)» – крик, пародирующий вопль Фальтера.

Выражение «Ultima Thule» Пелевин использует в романе «Чапаев и пустота». Описанный в романе «УРАЛ» можно назвать «анти–Ухрябом». Чапаев бросается в УРАЛ, Маралов долго не решается исчезнуть в Ухрябе: он «не то чтоб не мог вспомнить, в чём было дело, а скорее не мог себя заставить сделать это, как никогда не мог себя заставить сразу нырнуть в холодную воду.» Зовут главного героя рассказа Василием (Ивановичем?), а его младшего друга и «в некотором роде ученика» – Петькой. Образ УРАЛа (само название которого оказалось аббревиатурой в стиле советского новояза) сигнализирует о смешении акцентов в отношении автора к результатам коммунистического эксперимента. Разница между тоталитарным «двоемыслием» и постмодернистской «виртуальностью» сгладилась: Ухряб (коммунизм) пожрал реальность, в освободившееся пространство хлынули воды мирового океана. И Божий лик изобразился в них.



Добавить комментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.