Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Архив номеров
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Статьи

Главная» Статьи» Для умных» Подборка» Заметки о буржуазности

Заметки о буржуазности

Автор: Порогов Консервант  | 03.08.07

ЗАМЕТКИ О БУРЖУАЗНОСТИ

Я знаю достаточно много людей, которые считают, что обвинение в буржуазности - тяжелое обвинение. Вместе с тем есть и другие (то, что среди моих знакомых их немного, свидетельствует, возможно, не в мою пользу). Эти люди своей буржуазностью гордятся - несколько при этом вызывающе, но эта типичная реакция меньшинства. Данное обстоятельство означает, что и сам термин еще не прижился, не вошел в оборот, не стал стертым, неприметным.

Значит, имеет смысл порассуждать о нем. А точнее - понаблюдать за его жизнью в современном обществе.

Отвлечемся от трактовок буржуазности социологами и литераторами - от Вебера до Лимонова (использующего, правда, более современный эквивалент - «миддл-классовое сознание», т.е., сознание, свойственное среднему классу, более того, им навязываемое всем прочим, усредняющее всех прочих). Очевидно, что избегание крайностей есть основа всякой буржуазности. Но только одна из основ, разумеется. Другой является устойчивая система ценностей, основными понятиями которой, согласно Зомбарту, являются «дело» и «деньги». Можно вспомнить еще немало основополагающих, системообразующих факторов.

Можно подумать, что в современной России понятие буржуазности вобрало в себя только первое и стало прямым синонимом использовавшегося на протяжении 60 лет понятия «мещанство». Однако вряд ли это справедливо. Мещанство, пожалуй, можно понимать как узость, ограниченность - но ограниченность стенами своего мира, своим genius loci. Кто положа руку на сердце будет утверждать, что это плохо? Мы уж и не напоминаем о давней русской поэтической традиции, у истоков которой Державин, а в русле много кто, вплоть до Кибирова.

А какая литература может быть названа сегодня в России буржуазной? Естественно, приходят в голову не слишком профессиональные в своем большинстве любовные романы (решительно вытеснившие с рынка фантастику и детективы - ибо они предполагают некий порыв, некое допущение, а этому места больше нет). Буржуазность питается за счет «больших идей», более того, она же их и создает. Если мещанин хочет быть «как все» в рамках своей повседневности (не выделяться на бытовом уровне, а вообще-то - соблюдать и поддерживать privasy, сугубую «частность» своего бытия), то буржуа никак не успокоится, пока не увидит, что мир вокруг переделан на его манер. То есть, усреднен, составлен из хорошо знакомых частей. И за эту супер-идею он готов пожертвовать и жизнью. Причем умирать будет с сознанием выполненного долга, ибо «не зря». Самый ходовой пример - американизация всего и вся, когда житель штатов, приезжая в любую страну, видит вокруг те же самые, ласкающие глаз своей нерасчленимостью, элементы - от гамбургеров до небоскребов.

Какие же перспективы ожидают всех нас? Самые мрачные. Очевидно, что волна обогащения того же крестьянства в начале нашего века могла привести к чудовищному кризису и упадку всей русской культуры. Нет ничего отвратительнее кулака, заказывающего музыку и ждущего удовлетворения своей, внезапно появившейся тяги к «мондиальности» - то бишь, устройству универсума по-своему. Вот это и есть наше будущее. Мало кто сомневается, что, пройдя период кризиса, Россия вступит в период относительного расцвета, и что это отразится на общем уровне благосостояния. То есть, «кулаков» будет видимо-невидимо. В той же Америке таких, несколько наивных от недавнего приобщения к большой идее, буржуа не без легкой зависти называют «красношеими» (упомянутый Лимонов дает русский эквивалент - «жлобы», но это, на наш взгляд, слишком узко). И тут нет никакой насмешки над людьми физического труда - как нет насмешки над рабочим классом в «Собачьем сердце». Они станут умнее, спрячут свои шеи под воротничками и галстуками (а что уж говорить о втором поколении, которое сменит облик полностью при константной сути) - но нам ценна «чистота жанра». Скоро налюбуемся вдоволь!

Участь литераторов выглядит особенно жалкой. Подавляющее большинство тех, кто даже приспособился к этому новому миру (и приспособится еще) все равно не избегнут участи осмеянного (порой ими же) участи русского интеллгента. Шкловский назвал ее очень емко, используя коневодческий термин - эта участь есть участь «пробника», разжигающего страсть, которую вполне удовлетворят уже другие. Понадобится много времени, чтобы появился русский по-настоящему буржуазный писатель. Такой, как Вольтер или Марк Твен. Да что-то и не вспоминается аналогов в России -разве что Максим Горький. Но и у него, как известно, не все гладко закончилось...

Что делать? Верну читателя к началу моих заметок и скажу, что я поступаю целиком и полностью по мещански - определяю смысл понятий, делаю предсказания, произвожу раздачу слонов и разоблачение собственных фокусов - для собственной же надобности. Чего и каждому желаю.



Добавить комментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.