Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Архив номеров
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
  • Биржа закупок ссылок покупка ссылок для продвижения сайта в 2017 году на биржах.
 
 
 
Статьи

Главная» Статьи» Для умных» Подборка» Статья для "Ликбеза"

Статья для "Ликбеза"

Автор: Паутиныч   | 29.03.07

СТАТЬЯ ДЛЯ "ЛИКБЕЗА"

Признаюсь, в большом смущении принимаюсь я за написание настоящей "Статьи для "Ликбеза". В первые минуты, последовавшие за предложением уважаемого товарища Главного Редактора, я не чувствовал ничего иного, как только радостные чувства. Наконецто, думал я, впервые, открывается мне возможность высказаться. Ведь не буду скрывать  перед вами человек,никогда еще публично (не только в письменном, но и в устном виде) не высказывавшийся. Тото уж я выговорюсь за столькото лет, так думал я пренаивно. Не все одни другие, вот и я стану известен, меня будут читать. И я уже представлял себе, как последний номер "Ликбеза" со статьей Паутиныча выхватывается из рук в руки, как выдирается с трепетом из него статья, и сам он отбрасывается в сторону, как бы это была никому не нужная шелуха. Имя Паутиныча у всех на устах, только и слышно кругом: "Что написал Паутиныч?"

Но вскоре, по некоторой неумолимой логике, радость стали перевешивать сомнения, в особенности, когда я стал обдумывать самые мысли, долженствовавшие потрясти весь Барнаул. Ведь в свои долгие годы молчания я тешил себя привилегией несправедливо забытого; исподтишка посмеивался над всеми новомодными ораторамииглаварями. Дураки вы все, так думал я про себя. Но была и в то время одна странная черта, на которую я, по правде сказать, старался не обращать никакого внимания: ведь самто я потому считал себя умным, что не открывал рта, притом еще и намеренно не открывал рта, чувствуя, что стоит мне только заговорить, как я скажу непременно какуюнибудь глупость или чушь собачью. Ведь дело не в том, что я только считал себя умным, а на делето был отнюдь не умен. Тут вся штукато была именно в том, что я был умным, а оказывался дураком. Не смейтесь надо мной. Я говорю очень сериозно. А есть ли мне вообще что сказать? Не буду ли я просто переводить зря бумагу? Да еще, пожалуй, и смеяться надо мной станут, пальцами будут все показывать. Вот, скажут, старый дурак  вылез, статью написал.

Оно и правда. Смешныто ведь не хитрость, не лицемерие, не притворство, а наивность, искренность. Ведь все наши умники (включите нарочно телевизор) говорят так, как будто им самим смешно то, что они говорят, хотя и пытаются скрыть это всеми силами; либо наберутся такого презрения ко всем и вся, что сразу видно, какие они умники. А возьмись только человек говорить сериозно  и сразу выпорхнет из его уст какаянибудь глупость. Ведь ораторы потому и не смешны, что говорят как по писаному. Так что уж как бы и не человек, а некоторая машина говорящая.

Бог ты мой, сколько в Барнауле произносится слов только потому, что человек чувствует себя обязанным чтонибудь сказать. И все бы ладно, если бы все другие не относились к произносимым словам сериозно. Но такова уж власть слова  если оно сказано, то становится реальнее, правдивее самой реальности. Хоть чушь скажут откровенную, хоть не все, хоть несколько человек да поверят. Остальные призадумаются, засомневаются, потом  глядишь и тоже поверят. Откуда,  спрашиваю, это несоответствие между мотивами, заставляющими человека сказать нечто, и тем, какое впечатление производят его слова. Один говорит, потому что гдето слышал, другой только что предположил  и тут же выдал свое предположение за последней степени уверенность, третий сказал так, потому что надо же было чтонибудь сказать,  и никто ни за что не отвечает.

Что бы там ни писали умныеразумные философы, а человек только тем и отличается от животного, что он суть есть существо говорящее. Не разумом своим, не мышлениемсознанием, а именно болтовней. Истину эту нам мешает понять вот именно то, что мы внутри этой болтовни и находимся. Тут вы небось скажете: Ну, пошел Паутиныч абстрактные понятия разоблачать! И пойду! И не выскакивайте мне со своими умными замечаниями. Я бы, прежде всего, чистку нашего лексикона произвел бы. Вдумайтесь, сколько разных бессмысленных осколков допотопных концепций засоряет нашу барнаульскую голову. Какие все ненужные слова: мудрость, разум, глубина, сущность, духовность. Слова без всякого содержания, которые только потому и заставляют нас предполагать за собой некоторое содержание, что они существуют, что их произносят, и даже выстраивают из них целые теории  как будто пасьянс раскладывают. Слова, слова, слова, слова,  как говорил один мой приятель.

И тут я слышу голос, откудато раздающийся: Поздно, де, спохватился, Паутиныч, барнаульцы и без тебя давно уже все знают, давно уже, де, их сознание избавилось от всех возможных мифов. И без тебя уже барнаулец уподобился зверю, так сказать, аки лев рыкающий. Что правда  то правда, ничего не скажу, и без меня барнаулец, сам по себе барнаулец, не верит сказкам о разных высоких материях, и без меня барнаулец стал циничен до невозможности, стал физиологичен, и без меня жизнь его свелась к грубым отправлениям, так сказать, материальных культов.

Вот раньше, скажем, существовало понятие "искусство", а для барнаульца существует только понятие "телевизор" (смотреть телевизор, включить телевизор). Я тут, собственно, не по поводу распространения телевизоров беснуюсь. Дело не в них, да и не хочу я прослыть ретроградом (ретрогадом). Дело в том, что, пожалуй, и без него так же было бы: исчезло  понятие "искусство". Раньше была музыка, а сейчас нету. Не говорю о прочем. Все, так сказать, сводится все больше и больше к своей физиологической основе, к своей сущности, так сказать. Хорошо это или плохо  не берусь судить. Наверное, так и должно быть, иначе и не могло быть. Стал барнаулец сериознее, стал он трезво смотреть на вещи. Не думайте, что Паутиныч призывает еще решительнее обратиться от высоких материй к жизни. Не призывает он и, наоборот, обратиться от жизни к высоким материям. А к чему он призывает  о том после.

А вы знаете ли, братцы, что народ ... Да вот ведь и народ  так это едва ли не самое главное бессодержательное понятие. Ведь что уж  было у нас мифологизировано, так этот самый народ. Почитайка вон книжки разные, как старые, так и новые: народ сказал, народ считает, народ безмолвствует, народ  субъект. А никакой он не субъект, и нет его вовсе. Вы только представьте себе на миг человека, который может сказать о себе: я как народ, или: я отношусь к народу. Не знаю, как у вас, а у меня при мысли о таком человеке волосы колтуном на голове вздымаются.

Вы скажете: врешь, Паутиныч! Был у нас народ . Была вера, были общие ценности, был и патриотизм. Коль были отщепенцы  был, значит, и народ  единая масса, так и осознающая себя единым целым. Другое дело, что народ без веры, буде он и единым целым, превращается в чтото ужасное, хоть и единое, но уродливое. И вот тутто вы мне и попались, голубчики. Не выдавайте же желаемое за действительное, не путайте ж... с пальцем. Всегда есть идеология, так сказать, растительная, непроизвольно вырастающая из этой самой массы, в массе же и загнивающая, и идеология теоретиков, которая хоть и ссылается все время на первую, хоть и опирается на нее, но обратного воздействия вовсе не оказывает, или оказывает его непредсказуемое. Все так называемые истории литературы или истории музыки есть часть истории первой идеологии. А попробовал бы ктонибудь написать историю народа  ничего не выйдет (да и были уже такие смехотворные попытки).

Не знаю, как ты, читатель, а я в последнее время все больше чувствую симпатию к нашим народникам  реалистам: Добролюбову, Писареву, Толстому. Да хоть бы и к Ленину. Ленин, если ты хочешь знать, фигура трагическая, и относиться к ней нужно с должным уважением. Конечно, здесь и власть идеи (которая верна, потому что она верна), и ограниченность, притом ограниченность сознательная, питаемая всей идеологией редукционизма ХIХ века. Человек взял на себя ответственность. Понимал ли он, сколь велик окажется этот груз в глазах барнаульцев? Во всяком случае этот человек был в состоянии отвечать за свои поступки, чего не скажешь о нынешних. Все они, при несомненных различиях (атеисты или христиане), предприняли ревизию верхушечной культуры. Грубы они были и часто циничны, не понимали они сложных идей, которые мы с тобой понимаем, читатель. Но сила их была в том, что они и не хотели понимать. Они просто сказали: это и ненужное все  и перестали обращать внимание. Так философствуют молотом (вот кстати подвернулось, не помню, кто сказал).

Не подумай, что я такой грубый социолог, читатель. Когда я говорю, что они сливались с народом, то при этом я имею в виду не то, что они принимались выражать его интересы, а то, что они входили внутрь совершенно иной культуры, лишенной многих и многих понятий, красот, истин. И тогда спор решался очень просто. Одни говорят: существует, другие говорят: не существует. И даже не спорят вовсе. Одни других упрекают в убогости, необразованности, другие первых  в использовании ненужных слов. Вот и попробуйте переспорить один другого  ничего не выйдет. Потеха!

Ты вот говоришь: нравы. Ну а что нравы? Пускай нигилисты циничны и даже все как один убийцы. А ты попробуй заставить человека верить в Бога только потому, что от этого другим людям станет лучше. Быть верующим для того, чтобы быть хорошим. Так для этого, милые вы мои, надобно, чтобы человек еще до того почитал нравственный императив выше пользы и даже истины. Быть добровольным с закрытыми глазами.

Может быть, ты упрекнешь меня, читатель, что говорю очевидные, банальные вещи или повторяю зады давно опровергнутого марксизма, очень их утрируя. Но, вопервых, очевидных вещей не существует и быть не должно совсем в природе. Если же таковые и найдутся, то должны быть тут же немедленно опровергнуты  только для того хотя бы, чтобы они снова стали истинными и очевидность свою подтвердили. На упрек же твой в марксизме я вовсе не хочу отвечать. Это вопервых!

Ведь марксизм опровергался у нас, в Барнауле, в основном практически, а не теоретически. Был он навязываем, а потом сменился иной официальной доктриной (ведь она существует, черт возьми!). К тому же и часто практически опровергался в основном в своей утопической и прогностической части, а это далеко не все. Не знаю, как ты, а я далеко не сочувствую новейшим пляскам и беснованиям вокруг американской демократии. Оно, положим, плохо было коммунистическое государство, но не стоит же только поэтому приплясывать вокруг американской демократии. Оно, как ты хошь, а все опять наша барнаульская необразованность и спешка. Вопервых, никакой еще демократии у нас нету (как и самих демократов, кроме нескольких немногих донкихотовмечтателей) и вряд ли в ближайшем столетии будет. А вовторых, и сама эта американская демократия, даже если и лучше она в чемто коммунистического полицейского государства, настолько ли она хороша, чтобы приплясывать вокруг нее?

Опять же вот, не является ли как это приплясывание, так и самыйпресамый скептицизм свидетельством того, что мы принимаем эту демократию (я имею в виду образованных барнаульцев в массе своей) за нечто другое и не является ли это тоже свидетельством того, что никогда ее у нас не будет плоха она, или хороша, тут уж не важно.

Скажешь ты, что все же не понимаешь, зачем я все это пишу. А и не понимай. Господь с тобой. Не твое это собачье дело. И решать, что печатать в "Ликбезе", а что не печатать, будешь не ты, а Главный Редактор "Ликбеза", дорогой мой. Вот так!

Вот я давеча сказал, что человек ничем не отличается от животного, кроме как словами, да, пожалуй, и соврал. Человек  он еще жалостливый. Оно, конечно, может и это какнибудь там связано со словами, а все же.

На этомто я и строю свою программу и свои требования. Вот,  скажут,  и Паутиныч вылез со своей программой... Тото, братцы, потеха будет! Ну и вылез. Пусть и я скажу! Дайте же и мне сказать.

Не требую я, чтобы все одинаково музыканить принялись или одинаковые слова говорить стали. Хотя вот и на счет слов не могу кстати не сказать. Ты говоришь, что синонимы  это ничего, это просто так. А я вот что о себе скажу. С человеком, который говорит "универ" (вместо "университет"), "Питер" (вместо "Петербург"), "комок" (вместо "киоск"), "Майкл" (вместо "Михаил")  я с таким человеком и разговаривать не стану. Не потому, конечно, что я такой старовер, как ты, быть может, подумаешь, а просто потому, что этот человек для меня  пошляк законченный. Практически разговаривать, конечно, иногда приходится, но только морщась и с отвращением. Я ведь человек тонкий, пожалуй, даже эстет и вони не переношу. Я ведь только представляюсь таким  темным и замшелым, а на самомто деле я образованный и начитанный. И в философии, и в современных вопросах.

Но вернемся к обещанной программе. Моя программа  максимум она программаминимум. Ничего я не требую, кроме как того, чтобы человеку сочувствовавали и волю его свободную уважали. Вот вам и демократия моя. Всегдато у нас (и до сих пор) идея, общее  идол, которому приносятся человеческие жертвы. Хотя бы это была идея эгоизма и борьбы всех против всех. А для этого, между прочим, и нужно, чтобы человек менее сериозно к себе относился, чтобы понимал каждый, что и сам он не лучше других, сам такой же зверь, коли на то пошло. Нужно, чтобы в чемто человек чувствовал себя примитивнее, понимал, сколь необязательна и преходяща любая идеология, смирение нужно. Скромнее надо быть, как (удачно) выражается товарищ Главный Редактор.

И пессимистичнее, товарищи! добавил бы я. Ведь потому мы еще грубы, потому злы, что при всем своем цинизме все еще верим в какието сказочки. Мы и добрыми бываем только на словах, из идеи. Ложь и правда так перемешались, что и не разберешь, где доброта, а где простой эгоизм. Будем циничнее, товарищи, будем откровеннее. Я хочу, чтобы барнаулец, видя и сознавая весь свой природный эгоизм и жестоковыйность, не боялся быть смешным и отдаваться своему столь же природному и присущему состраданию. Пусть крохотное оно, но все ж без него мы будем только говорящими собаками.

Вот вам моя статья для "Ликбеза".  Вы, мои хорошие, говорите мне, что я слога своего не имею? Так откуда же мне было взять его. Ведь он на дороге, поди, не валяется. И потом я не писатель, не журналист. Там услышишь одно выражение, здесь другое. Так, глядишь, с миру по нитке, а Паутиныч статью написал. А как же иначе? Извиняйте, если что.



Добавить комментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.