Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Архив номеров
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
  • Красивые медицинские оправы в Воронеже представлены в магазине "Монокль".
  • Техностройальянс пусконаладка uralgasnaladka.ru/portfolio/.
 
 
 

Как Иван имя себе искал

Автор: Волховская Марта | 17.03.07

ПОЧТИ ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ СКАЗКИ

КАК ИВАН СЕБЕ ИМЯ ИСКАЛ

Над какой лукавой бездной

Нам откроется секрет?

М.Г.

Жил да был мужик. И звали его обыкновенно - Иваном. Дожил он спокойно до тридцати лет, и вдруг начал ко всем с одним вопросом приставать. Подойдёт, в глаза посмотрит и спрашивает: “Ты вот скажи, кто я такой?” Люди, понятное дело, отмахиваются, отшучиваются, а он всерьёз страдает: “Помню, - говорит, - как-то меня матушка в детстве звала. А кем называла убей, не вспомню, толь в том званье вся сущность моя должна быть”. Пришла жена с фермы домой - Иван к жене: “Ну, скажи, кто я такой, а?” Жена подошла к вопросу серьёзно: “Муж ты мне, отец моих детей”. “Да не то, - рассердился Иван. - Это ты мне социально-бытовой статус указываешь, а я про сущность, про душу спрашиваю”. Пришли ребятишки из школы, он к ребятишкам: “Ну-ка, говорите, кто я есть”. Младший отвечает: “Ты есть работник физического труда, с трактора не слазишь, а мамка сейчас будет работник умственного - её бригадиром над доярками поставят, она только кричать на них будет”. Старший присоветовал: “Ты лучше, тять, поезжай в город Новосибирск. Там тебе на философском факультете враз объяснят, кто ты такой есть и зачем живешь”.

Поехал Иван в город Новосибирск, вернулся через год - умный, но злой. “не дают, - говорит, - ответа. Всё про человека в общем рассуждают”. Тут тёща под руку подвернулась, Иван её спрашивает: “Марья Степановна, ты вот мне скажи, кто я такой?” Она развернулась да прямо в глаза ему: “Пенёк ты, Ванька, вот ты кто. У всего семейства валенки прохудились, ходить не в чем, а ты по Томскам шастаешь!” Иван было рассердился, но потом решил совета у тёщи просить, к кому ещё ему сходить можно. Тёща и присоветовала: “Ты соди вон к Бабе-Яге, она на другом конце деревни живёт у леса. Баька старая, должна всё знать”.

Делать нечего, вздохнул Иван да пошёл к Бабе-Яге. Та как увидела его, забегала, засуетилась: “Проходи, гость дорогой, гость желанный! Проходи Иван, Сергеев сын. А я уж тебя жду - не дождусь, все глаза проглядела: где это мой Ваня застрял”. Иван ей и говорит: “Я к тебе не просто, бабуся, в гости. Я с вопросом. Никто мне ответить не может, только ты, наверно, скажешь: кто я такой на белом свете?” Тут бабка с видом заправской цыганки ухватила карты в руки и заголосила: “А ты ж мой спаситель-избавитель от врага моего окаянного, от Горыныча проклятого, ты, богатырь-добрый молодец!.. Избавь меня от него, Вань, он мне весь огород перепортил, по ночам к своей Кикиморе через забор шастает!” Иван рассерчал: “И здесь конъектура! Разве в этом имя моё... Ладно, бабка, приготовь смолы, изведу я твоего Горыныча”. Баба-Яга подпрыгнула: “Кипящей смолы-то?” - “Да нет, обычной. Что ж я его, варить буду, что ли. Я не живодёр какой”.

Вечером приходит Горыныч к забору, а Иван кругом себя смолу льёт. Горыныч спрашивает: “Ты что же, Вань, извести меня вздумал? Круги магические чертишь, книжка под мышкой... Я ж тебя заглочу и не подавлюсь!” Иван отвечает: “Смола - это никакие не круги. А книжку я тебе сейчас читать буду”. Змей от удивления две пасти разинул до земли, они к смоле и прилипли. Третья голова на две бестолковые посмотрела и говорит: “Ну давай, гад, просвещай”. Иван как начал Горынычу Шопенгауэра шпарить, полкнижки прошпарил - видит, худо Змею. Зевает, глаза закрываются, тошно ему, а молчит - ну точь-в-точь Иван на своих лекциях! Прошпарил он Горынычу вторую половину Шопенгауэра, только хотел Ницше начать - у змея и третья голова в смолу свалилась, захрапел. Иван к Бабе-Яге: “Убирай, бабка, конкурента. Только скажи ты мне, ради бога, куда бы ещё обратиться”, Баба-Яга обрадовалась, истолкла Горыныча на порох, засыпала в ступу, посадила в ступу Ивана, и говорит: “Лети в сам Санкт-Петербург, там есть общество, в котором духов вызывают. Глядишь, духи-то тебе и подскажут”.

Прилетает Иван в Санкт-Петербург, прямо на спиритический сеанс. “Я, - говорит, - от Бабы-Яги”. Пустили его, спрашивают: кого вызывать будешь? Иван подумал-подумал и решил: “Пушкина вызову. Уж он-то всё знает”. Закрутился столик, явился дух Пушкина. Иван к нему: “Александр Сергеевич, миленький, ну хоть ты скажи, кто я есть на земле!” Пушкин плюнул, ругнулся (как спириты потом сказали, по-французски) и исчез. “Устал, наверно. Всё вызывают и вызывают, никакого покоя”. Иван затосковал. Тут кто-то предложил вызвать дух Толстого: всё-таки крестьянин спрашивает, может, Лев Николаевич и смилостивится. Опять закрутился столик, явился дух Толстого. Не успел Иван и рта раскрыть, дух вздохнул и говорит: “Дурак ты, Ваня. Дома жена, дети тёща, а ты по свету шатаешься. Дурак ты”. Иван как завопит: “Правда твоя, Лев Николаевич! Дурак я! И маменька меня в детстве так звала, и я-то...”, - и полез к духу целоваться. Дух ещё раз вздохнул: “Вот и я о том же. Говорил я тебе, Иван Сергеевич, говорил: не топи Муму, всю жизнь мучиться будешь. Ан тебе ещё и после смерти досталось”.



Добавить комментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.