Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Архив номеров
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Словарь Паутиныча

Главная» Словарь Паутиныча

Словарь Паутиныча

АБВГДЖЗИКЛМНОПРСТУЦЧШЯ


Паутиныч

ПАУТИНЫЧ - существо совершенно конгениальное. Вопрос о принадлежности Паутиныча к человеческому роду до сих пор остается одним из самых дискутируемых в современных антропологии и юрислингвистике. Известно, что еще при жизни Паутиныч совершенно непостижимым образом совмещал в себе основные признаки обоих полов. (Это, подчеркиваем, достигалось им еще при жизни, хотя никто никогда не видел его мертвым.) Умение необычайно глубоко вживаться в любой предлагаемый обстоятельствами образ снискало Паутинычу в глазах мировой интеллектуальной элиты славу литературного протея. Совсем недавно злые языки даже распространили едва ли обоснованные слухи о непроизвольном делении Паутиныча; впрочем, все гениальное плодовито, равно как и просто.

К настоящему моменту обнаружено более 1000 порожденных Паутинычем как прототипом мифических и полумифических персонажей, его литературно-философских двойников и прямых подражателей. Один из виднейших современников Паутиныча и единственный признаваемый этим последним авторитет, Пьетро-Паоло Детомази, находясь в дурном расположении духа, говорил своему любимцу: “Ну, ты, брат, просто прячешься за тысячью лиц!”. В хорошем же настроении Детомази слал ему весьма пространные письма-трактаты, в которых явственно читалось: “Ну, ты, брат, просто что-то вроде Сократа!”.

В отдельных отраслях современного отечественного гуманитарного знания наметилась дурная тенденция этимологизации имени Паутиныча как производного от слова “паутина”, что глубоко неверно. Возможно, в сети Паутиныча и попадается иная доверчивая мошкара, тем не менее в ближайшем генетическом родстве Паутиныч состоит именно с “паутом” (см. соответствующую статью).

По опубликованным в справочной литературе данным, из-под пера Паутиныча вышел один трактат и более 350 энциклопедических статей, из которых только около 30 имеют законченный вид, остальные продолжают спонтанно (в отсутствие автора) самозавершаться, каковой феномен получил наименование “трансцендентального гипертворчества”. К числу самых известных произведений Паутиныча относятся: Словарь Паутиныча, трактат “От Детомази к Тарантино” (сохранились фрагменты). Выражения, перекочевавшие из Словаря Паутиныча в обыденный язык, носят название “паутинизмов”.


Пение

ПЕНИЕ - занятие в равной степени приятное и полезное. П. утоляет нашу духовную жажду и одновременно укрепляет легкие, закаляет голосовые связки и гортань. Поэтому П. рекомендую даже тем, кто в силу природной несправедливости не наделен ни приятным голосом, ни музыкальным слухом.

Хотя П. является формой музицирования, однако не все музыкальные жанры в равной мере могут быть рекомендованы для него. Так, следует, по-видимому, исключить симфонии, балеты, квартеты и даже фортепианные сонаты как музыку малопригодную для П. Даже если кому-то и придет в голову пропеть какую-нибудь симфонию, вряд ли его будут слушать; тем более непригоден этот жанр для застольного П., где требуются мелодии как легко воспроизводимые и хорошо запоминающиеся, так и однозначные с точки зрения эмоции. Симфония, кроме того, за немногими исключениями не содержит слов, так что желающему её пропеть пришлось бы попросту мычать.

В то же время и такой жанр, как опера, не подходит для обычного, не публичного, не профессионального пения. Редко встретишь ныне людей, которые могут пропеть всю оперу, от первой арии до последней. Даже отдельные арии или хоры разучить - требуется определенное усилие.

Таким образом, петь рекомендуется массовые песни - словесно-музыкальные произведения, специально предназначенные для исполнения простыми, неподготовленными людьми. Такие песни, как "Катюша", "В лесу родилась елочка...", "Снова замерло все до рассвета....", "Шумел камыш...", "Усталая подлодка", могут быть при желании исполнены любым человеком, причем аккомпанемент вовсе не обязателен.

Благодаря их общеизвестности желающий попеть такие песни легко найдет себе товарищей, и все они наверняка получат взаимное удовольствие. Такое времяпровождение следует рекомендовать как способ сближения людей. В этом смысле П. лучше, нежели игра в карты.

Петь можно как сидя, так и стоя. Хотя стоячее положение физиологически более благоприятно для П., поют чаще все же сидя, ибо так проще расслабиться. Стоя поют обычно гимн, может быть поэтому П. стоя воспринимается как свидетельство официальности мероприятия, что не подходит, разумеется, для коллективного застольного времяпрепровождения.

 


Писатель

ПИСАТЕЛЬ – это тот, кто имеет привычку писать. Это человек, который пишет так часто и так много, что все существующее рассматривается им с точки зрения возможности этого чего-то “попасть в кадр”, быть преобразованным в соответствии со схемами сюжета, стиля, интриги или создания новые схемы. (Посмотрим, братец, каков ты в тексте!). П. – это профессионал, его ручка кормит. Письмо для него – хлеб и жизнь. Ремесло переделывает мозги, поворачивая их набок.

П. живет в тексте. Ведь мы только по видимости одинаковые люди и живем все в одном мире. На самом же деле, даже находясь в одном месте, мы вправе спрашивать друг у друга: “Ты где?” Ты спрашиваешь меня, и я отвечаю: “В тексте”. Ведь я П. Право называться П. определяется совсем не качеством написанного (уж тем более не количеством) и не наличием читателей, а именно нахождением, жизнью в тексте. Бесспорно, такая жизнь является аномалией, как, впрочем, и любая другая форма человеческого существования, если в качестве исходной точки, нормы рассматривать нашу чисто биологическую природу. Писательство, как и культура в целом, – это заминка в реализации прямого назначения, это прекрасный миг, заставляющий нас забыть то, что предшествует ему и следует за ним.

Мое писательство – невольное признание моей ущербности. Да, я, старый, толстый и лысый, обделен любовью и вниманием. Мне не хватает общения, и я, по принципу “не мытьем – так катаньем” желаю понравиться тебе в виде текста. Я стану текстом, и ты меня полюбишь, ведь не ради гонораров или посмертной славы я пишу. Мне требуется внимание здесь и сейчас.

Чтобы писать хорошо, надо писать очень много, и все же это еще ничего не гарантирует: не всякий пишущий много пишет хорошо. Мною владеет самая настоящая писательская лихорадка: ежедневно исписываю я кипу бумаги, я не пишу, кажется, лишь тогда, когда сплю (но и во сне я готовлюсь к новым словам), и все же не могу избавиться от страха не успеть, не написать, не сказать. Письмо поглотило мою жизнь без остатка. Я не успеваю жить, думать, в конце концов, и все же мне кажется, что я пишу слишком мало.

Лишь П. знакомы настоящие муки слова. Тебе хочется выразить только что пришедшую в голову мысль – ты спешишь, но под руку подворачиваются все какие-то серые, невзрачные, пустые слова. Когда ты пишешь быстро и легко, воспроизводишь штампы, и ручка твоя опускается в недоумении и растерянности. Ты пытаешься разукрасить свою мысль, мучительно вытягиваешь из себя метафоры, но написанное удручает тебя своей вымученностью и надуманностью. Ты должен писать так, чтобы каждое слово, даже самое плоское и банальное, вдруг просияло, обрадовалось, заблистало, словно пришел его час, ради которого оно прозябало все это время.

Ты не используешь язык, а словно впервые, вот сейчас, рождаешь его. Сию минуту благодаря тебе мир обретает свой голос. Но уже завтра этот звук окажется негодным. Ты проснешься, исполненный сил, и вот – вместо чудесных и ярких обложек труха. Ты трогаешь ее, но не слышишь ничего кроме вялого шороха, так что остается только сгрести ее в кучу.

 


Предисловие

ПРЕДИСЛОВИЕ – как образец его помещаю здесь П. к этому словарю.

Читатель, в последнее время развелось много разных толковых и бестолковых словарей и энциклопедий. Перечислять их не буду – недосуг. Да ты и сам знаешь. Дошли даже до того, что стали писать романы в форме словарей. Вот и я решил написать исповедь-автобиографию в форме словаря. Сделать это я решил по следующим уважительным причинам:

1) давно уже читатели "Ликбеза" обращаются ко мне с просьбами высказать мои соображения насчет тех или иных материй; словарь этот позволяет, таким образом, ответить на не только уже сделанные, но еще и только готовящиеся запросы;

2) рано или поздно (увы, это так) мне придется, как и любому другому смертному человеку, покинуть сей бренный мир, а следовательно рано или поздно жизнь моя и тексты станут добычею филологов и историков культуры. Начнут разбирать мой архив, начнутся толки да пересуды: как относился Паутиныч к сему, как он относился к тому. Напишут и нагородят черт-те чего. Вот чтобы предостеречь потомков от разных возможных измышлений, я решил ясно, по полочкам (по буквам) разъяснить смысл, вкладываемый мною в основные слова. Не надо будет рыться в предметных указателях. Захочет, предположим, читатель-потомок узнать, что думал Паутиныч о психологии, – пожалуйста, вот тебе на букву П. Там же и отсылки к смежным понятиям. Что может быть удобнее?

Конечно, покамест нет еще возможности издать такой словарик отдельною книжкою. Это дело будущего. Ну, тут уж ничего не поделаешь. Читайте пока так.


Пустота

ПУСТОТА – понятие, имеющее много значений. П. как пустое место, это место, где ничего нет, кроме пустоты. Пустое место исполнено пустотой настолько, что ничто другое туда уже не помещается. П. в аспекте психологическом есть такая ситуация, когда тебе говорят «ты – пустое место» и ты уходишь опустошенный, а на душе у тебя скребут кошки. Но, как говорит народ, в П. и кошка сдохнет.

Вообще, П. может заключаться не только в отсутствии чего-либо, но и в его присутствии не по праву; например, когда ты чувствуешь свою неуместность в этом мире, а свое наличие в нем объясняешь только чьей-то рассеянностью, в этом проявляется экзистенциальная П.

П. может обнаруживать себя под ложечкой.

Как было замечено, трудно оставаться долгое время в П., особенно если в П. обнаруживается твое личное убожество.

Парадокс, но это так: именно в пустоте нельзя найти себе угла. Вероятно, это происходит оттого, что природа человека – сказуемое, а не подлежащее, и для того, чтобы как-то обосноваться, ему не достаточно самого себя – обязательно надо пристроиться к чему-то. А в П. ни к чему пристроиться нельзя.

В П. приходят разные мысли.

Еще в детстве я с трепетом прислушивался к эху, понимая, что это голос, доносящийся из П., где вообще трудно застать кого-либо. Некоторые говорят, что в П. надо верить всему, что увидишь своими глазами, так как других свидетелей там нет. Вообще-то достоверных сведений из П. не поступало.

В П. человек склонен все время что-то искать, хотя ниоткуда не следует, что он там что-то оставил. Единственная надежда, которая не повисает в П., это надежда на то, что кто-то бывал здесь и раньше. П. является одновременно выходом из П., т.к. выход есть такое пространство, где ничто не преграждает тебе путь. Поэтому в равной мере П. может считаться и входом, ибо определение входа и выхода с точки зрения П. единообразно. Какая разница входить или выходить? П., как говорит тов. Главный редактор, – это чистое эстетство.

Позитивное значение П. для человеческой жизни заключается в следующем: во-первых, оттуда можно извлекать только то, что есть в П. Ничего лишнего там нет. Во-вторых, в П. не пахнет рыбой, каковую я не переношу. В-третьих, П. находится внутри шарика для пинг-понга.

Слово «П.» весьма широко используется в русском языке, но его употребление требует известной осторожности. Например, можно сказать «полное ведро», а можно сказать «пустое ведро» – то и другое выражения, произнесенные осмысленно, встретят должное понимание. Вместе с тем, с оттенком обиды может быть воспринято такое словосочетание как «полная женщина», тем более эпитет «пустая женщина» (не говоря уже о «полная дура»).

Выражения, в которых употребляется слово «П.»: «природа не терпит П.», «в П. и мышь заскулит», «пустой человечишка», «в наготе, да не в П.», «чтоб тебе пусто было», «что она ни родит – все в П. уходит» и др.

 


Путешествие

ПУТЕШЕСТВИЕ – лучший способ времяпрепровождение. Идеальное П. – то, которое вы совершаете с любимым человеком, однако на худой конец можно путешествовать и одному. Расстояние не имеет никакого значения, главное – настрой. Можно долететь до Нью-Йорка на самолете, и это не будет считаться П., а можно обойти пешком два городских квартала, и этого достаточно. Следовательно, отсутствие денег не помеха. П. дает вам великолепную возможность освободиться от ваших проблем, этим оно и соблазнительно. Если же вы уносите с собой вашу головную боль – это уже не П. Уезжать – это немного умирать, говорят французы. Вы, конечно, уезжаете не насовсем, иначе это уже не П., и возвращаетесь – обновленным, просветленным, одухотворенным. Вас не узнают, вздрагивают и делают удивленное лицо, когда вы здороваетесь – так вы переменились. Потом улыбаются, трогают вашу бороду (как вы загорели, помолодели, осунулись, поправились, постарели, возмужали). Где вы были, что видели – засыпают вопросами. А вы ласково улыбаетесь и таинственно молчите, сияюще, потусторонне. Вам завидуют. Говорить действительно не хочется, да и как описать то, что вы прочувствовали и пережили.

Сначала сборы. Надо решить массу проблем: вещи не должны вас обременять, лучше путешествовать налегке. Не следует стремиться к тому, чтобы окружить себя в дороге всеми привычными вам вещами. Скорее вы должны освобождаться от них. В то же время важно не упустить ничего необходимого: зубная щетка, полотенце, тетрадь для записи дорожных наблюдений. Вам все же необходим элементарный дорожный комфорт.

Старайтесь избегать докучных спутников – они способны отравить вам дорогу. Не пытайтесь соблюсти приличия и молчите, если вам в тягость общение. Однако не упустите возможности завести новое знакомство, наблюдайте за человеческими страстями. Если дорога недолга, ваш сосед вряд ли успеет вам надоесть; учтите, что он скорее всего попытается пустить вам пыль в глаза, рассказать о себе вымышленную историю. Поэтому не относитесь слишком серьезно к его словам, но подыграйте ему, будьте к нему великодушны. Сделайте вид, что верите всему – чего вам стоит!


 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.