Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Статьи
Архив номеров
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Тексты

Главная» Тексты» Поэзия» ПОДБОРКИ СТИХОТВОРЕНИЙ» Двойное дно (подборка стихов)

Двойное дно (подборка стихов)

Автор: Токмаков Владимир  | 24.11.07



             ДЕТСТВО

Когда я родился, то подумал:
"Жизнь. А почему бы и нет?"

В детстве не терял надежду
выучить шум дождя: "А вдруг получится!"

В юности мне это удалось,
но тогда я уже думал:
"А что я с этого буду иметь?.."
и дождь перестал идти вообще.

Я часто болел,
и березы казались мне
забинтованными людьми.

Потом я разучился себя винить,
но до сих пор боюсь ходить по земле,
в которую закопал живьем
щенят ощенившейся суки.

Иногда я стрелял в себя,
но промахнуться было проще и приятнее.
Так я дожил до своего рождения.

Однажды, проснувшись,
я со страхом не узнал себя в зеркале.
Наверное, так люди приобщаются к смерти.

"Женщины чувственны, - думал я, -
их мир полон ощущениями,
как подсолнух семечками.
Они могут взять весну за руку.
Они могут использовать закат как румяна.
Не скрою, им это удается.
Мужчинам остается только восхищаться ими".

Мне было проще понять мир, отраженный в лужах.
Поэтому я часто носил лужи с собой.

Наверное, я когда-нибудь догадаюсь обо всем.
А сейчас с содроганием представляю,
что мог бы навсегда остаться только отражением.

 

  ДЕКЛАРАЦИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ

От мартобря до мартобря -
живу я без календаря.
Без суеты и без хлопот
встречаю летом Новый год.
А день рожденья у меня -
во вторник, надцатого дня.
Живу свободно, без проблем,
что захочу, то пью и ем,
без сыщиков и тайных лиц,
без государственных границ,
без тюрем, хижин и дворцов,
без времени и без часов,
без армии, без телефона,
и без морального урона,
без секса, но и без рогов,
ез друга, но и без врагов.
Я не плачу налогов, пенни, -
живу без флага и без денег,
без банков, золота и славы, -
любой другой людской отравы, -
без книг, журналов и газет,
живу спокойно тыщу лет,
катаюсь, словно в масле сыр -
в машинном - сыр весь сплошь из дыр.
Я не пеняю на судьбу,
видал я этот мир в гробу,
всех с нетерпеньем в гости жду, -
в забытом, никаком году...

 

               ПУТЬ

В темноте идем. Осторожен шаг.
Справа - верный друг, слева - верный враг.

Ошибусь, споткнусь, но удержит круг:
слева - верный враг, справа - верный друг.

Там поможет смех, здесь - стальной кулак:
справа - верный друг, слева - верный враг.

Честно скажут все, правда - наш закон:
друг - в чем я был слаб, враг - в чем я силен.

Так идем втроем. Труден первых путь:
друг покажет брод, враг - куда свернуть.

Слева - сердца стук, справа - сердца стук,
слева - верный враг, справа - верный друг.

И пройти весь путь можно только так:
справа - верный друг, слева - верный враг.

 

            * * * * *

Истину эту я знаю давно:
у всякого слова - двойное дно.

Там, где оступишься между строк -
тебе не поможет ни черт и ни Бог.

Первое дно - то, что видно для всех.
Мутное зеркало, рыбий мех.

А вот нащупать второе дно
только безумцам вещим дано.

Тонкая стенка, а дальше - огонь:
воском растаешь - только затронь.

Плавится смысл - обретается суть,
в буквах течет не то кровь, не то ртуть.

Если удастся выплыть живым -
бросишь стихи, станешь глухонемым,

ибо великая тишина -
главная тайна второго дна.

 

      С КОРАБЛЯ НА КОРАБЛЬ.
           НОВЫЕ ВРЕМЕНА

                     1

Я последним схожу с корабля.
Тонет, тонет корабль любви!
Далеко от меня земля.
И друзья - зови, не зови...

                      2

Ни одной на небе звезды.
Ни одной - вовеки веков. ...
Наглотавшись мертвой воды
я попал на Корабль дураков.

                       3

Дураки хором песни поют,
из пустого в порожнее льют,
ненадежную правду куют,
и друг другу за шиш продают.

                       4

Не утопленник, жив, не убит,
я тоскую под рыхлой Луной:
там Летучий Голландец летит
над морской ядовитой волной!

                        5

В глубине - смертный бред красоты
- затонувший "Титаник" живет:
и с Синдбадом, и с Нэмо на "ты",
Атлантиду он замуж берет.

                        6

На дурацком корыте галдят:
"Кто здесь самый большой Человек?"
...Мимо, курсом "Всегда-Наугад"
проплывает Ноев Ковчег.

                        7

...Есть два выхода. Первый - топить
дураков с кораблем и с собой.
А второй - по течению плыть...
И готовиться к встрече с судьбой!
 

 

 

                             ДЕРЕВЬЯ

                            ...ты тихонечко вышел,
                            как все, как всегда в ту же общую дверь.
                                       Ричард Уилбер. Памяти У. Х. Одена


Люди должны умирать так, как умирают деревья.
В их ранах, как в дуплах, пусть селятся веселые птицы.
Они должны умирать так, чтобы обязательно верить,
что жизнь - это пьеса, и публика устает, если она долго длится.

Люди должны умирать так, как умирают деревья.
Не стоя, как думают, а в вечном полете в небо;
умирать так, как незаметно для себя умирают птицы и звери, -
ведь умирать необходимо, как бы это не звучало нелепо...

Люди должны умирать так, как умирают деревья.
Потому что в деревьях больше божественного, чем в человеке.
Деревья умирая, например, становятся Домом, а в Доме обязательно есть Двери,
в которые уходим мы, как до нас ушли майя, скифы и прочие
древние греки. 

 

     НЕ БОЕВЫЕ ПОТЕРИ


Письмо
получил от подруги желанное.
Ждал его месяцев шесть
или больше.
Конверт вкривь и вкось разорвал -
и увидел:
"Прости и пойми...
В общем, замуж я..."

Он из детдома.
Нет никого у него, кроме армии,
бдительных органов госбезопасности,
налоговых служб,
да вот этой вот девушки,
смеющейся всем на цветной фотографии.

Взял свой АКа.
Пошел в сопки.
Стал памятью.

Глупая смерть, говорили вполголоса,
баба сломала,
а крепким был, правильным.

Мы разбрелись по казарме в молчании,
каждый свою думку думал, заветную...
1989

 

                 * * * * *

Я все забыл - и вспомнил жизнь другую.
Свою? Навряд ли... Кажется, чужую,

но мне известную в подробностях. Я жил
у моря, я имел лишь пару крыл

некрепких, но богат был баснословно:
мой ветер, мое небо, мои волны!..

Я был один, но знал, что всюду Бог.
И с этой верой был не одинок.

Я все забыл и книжек не читал,
но был закат с восходом также ал,

все было в мире, как и быть должно:
я видел небо, а оттуда - дно,

я был свободен к перемене мест,
я видел Будду, Полумесяц, Крест, -

но я спешил попасть скорей домой,
где ветер, звезды, крылья над волной!

...Кто мне ответит, для чего я здесь?
Кто дал мне право на чужую песнь?

О Господи, позволь не быть ни чем,
а просто жить... Я глух, я слеп, я нем...

 

 

                       * * * * *

От меня до небес - расстояние в целого Бога.
Я не верю в Тебя. Не суди меня, Господи, строго.

Я продукт наших дней, прагматичной, циничной эпохи.
Ты нес хлеб для людей. А достались им малые крохи.

В Воскресенье Твое и в ненужное наше бессмертье
я не верил тогда, а сейчас - и подавно не верю.

Я не верю в Твой Рай и в Твой Ад, Боже, тоже не верю.
Закрывая окно, Ты захлопнул нечаянно двери.

Я живу на земле, и зачем мне Твое Неземное?
Если к людям - лицом, то получится к Нубу спиною...

Но когда я умру и в Твоей буду власти и силе,
Ты прости меня так, как Тебя на земле не простили...



Добавить комментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.