Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Статьи
Архив номеров
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Тексты

Главная» Тексты» Проза» РАССКАЗЫ, НОВЕЛЛЫ, МИНИАТЮРЫ» История начинается здесь

История начинается здесь

Автор: Латышев Дмитрий  | 17.03.07

ИСТОРИЯ НАЧИНАЕТСЯ ЗДЕСЬ

1.

Здесь, в масляной капле температуры. Между домашним теплом вчера и свободой, грязной и шумной завтра. Застряв в этой капле болезни, в этой капле настоящего, необходимо успеть решить. Успеть попросить. Да ты и "скорую" стеснялся попросить. Боялся побеспокоить. А сейчас возьму и его самого попрошу. По-детски, чтобы завтра все кончилось. Или, как взрослый, дай силы пережить. Хотя что болит? Голова, а может, рука. Или, может, живот. Болит сама болезнь. И пусть болит. А при чем здесь я? И, подумав, просишь соразмерного мира.

Где уже утром все в том же кафе на столике была обнаружена странная монета. Монетный двор таких не чеканил. Монета была из чистого золота. Тонкая, как жетон в метро. И по ободку было написано "новый рубль". Владельца никто не заметил.

Как всегда, следовало начать. Но где? Как догадывались все мои предшествующие коллеги, сначала снизу, там, где еще, может быть, было слово. Я всегда был уверен, что стоит чему-либо начаться, оно непременно должно закончиться. Увы, это так. Сколько я ни пытался с этим в юности бороться. А что? Вот вам и весь секрет, смысл истории. Поэтому следовало стать частью происходящих событий. Войти, так сказать, в эту воду дважды. Только еще эта ангина. Лето, жара и это горло. И еще эта монетка, больше похожая на жетон метро или таксофона.

Итак, необходимо было начинать. Решительно и сразу. Бороться с горлом, жарой, монетой. Только наступление по всем фронтам может принести победу. Так, протереть стол, помыть руки, выключить приемник.

"Фермеры Алтая начали необычный эксперимент по выращиванию страусов. Оказалось, животные гораздо лучше живут в условиях холодного климата - их шерсть становится более густой. Но фермеры заметили странную вещь: птицы надолго впадают в какой-то транс и подолгу смотрят вдаль. Удивленные фермеры утверждают, что птицы ищут привычный взгляду пейзаж".

И вдруг, вперебивку, нежным женским голосом: "А сейчас по просьбе семьи Ивановых передаем песню для их покойного папы на стихи Сергея Есенина в исполнении..."

Это становилось невыносимым. Необходимо было выдвигаться в кафе. Описанное десять лет назад моим приятелем, оно оставалось в точности таким же. Но на фоне общего обнищания яркий брезент "Кока-кола" казался невероятно привлекательным.

2.

В кафе вошел странный человек. Ростом достойный баскетболиста, да при этом еще как бы раскачиваясь на пружинах. Но это ничуть не мешало ему. Казалось, наоборот, что, убери эту походку, эти амортизирующие движения рук, - и он превратится в заурядного бугая. Брюки на нем были короткие, но какие-то то ли детские, то ли взрослые сандалии делали их соразмерными. При этом он на все кафе, но одновременно только себе приговаривал: "Налейте гномику, налейте". Его очередь приближалась.

Наконец он получил свои сто и оказался рядом с моим столиком.

- А почему гномику?

- Гномику ведь много не надо. Ему бы совсем немножко. Да и где сейчас на большее возьмешь, а гномику только каплю. И все. И готово. Я ведь совестливый ужасно. Только утром проснусь, сразу семью вспоминаю. Детей. И так мне неудобно становится. И вот тут надо сразу выпить. Я много пить боюсь. А вот сто и можно. Вот вы, к примеру, что-нибудь про нас, гномов, знаете?

Каждый из нас закапывает свой горшок с золотом. И только однажды может прийти человек и один раз в жизни найти его. Вы понимаете, о чем я говорю? На вашем языке это означает, что только мы можем владеть, но еще сами не знаем чем. И только когда придет он, то сможет это в нас отыскать. Мы и сами не знаем где. Пока не знаем. И вот однажды, когда уже не осталось совсем горшков (ибо не осталось людей взыскующих), пришли в Йоркширский лес маленькие зверушки. Чип и Дейл.

Тут я понял, что он вспоминает мультик десятилетней давности. Он нагнулся через столик и прошептал:

- А если серьезно, гражданин начальник тире молодой ученый, гномы - совершенно другие существа. Мы волшебники в своем доме. Все ваши феи, привидения, старик Хоттабыч и даже Гамлет, - все они были волшебниками в Чужой. А в Чужую со своим не суйся, кто к нам с мечом... - пробормотал он и захихикал.

- И только мы у себя. Поэтому и знаем, где золото лежит. У себя каждый дурак порядок знает. А вы знаете где?

И затем запел.

- В этой жизни умирать не ново-о-о...

Теперь я вспомнил. Когда-то он был архитектором. Даже членом одного из этих союзов. Но ничего, кажется, не построил. Идефикс его был с юности, что надо у нас, в Сибири, строить замки. И даже выходил на площадь с плакатом "Коммунизм есть строительство замков". Ну и загребли его, конечно, в психушку. А там пошло и поехало. По-моему, зачем строить замки, он сам уже не мог вспомнить. Спрашивать было бессмысленно.

Тут совершенно неожиданно я вспомнил своего одноклассника. Та же фигура, на шарнирах, но еще большей точности в своей расшатанности, еще большей силы. Когда-то он занимался химией. Или, как раньше говорили, естественными науками. Слыл в школе даже гением. Потом куда-то пропал. Оказалось, женился, окончил университет. Сейчас разбирает где-то машины. Или собирает. Параллельно пишет статьи в журнал "За рулем". Счастлив.

Мне стало ясно. Необходимо с ним встретиться. Где-то здесь, на пересечении замков, походки и гномов возникает необходимое решение.

Приятель встретил меня удивленно.

- Я не знаю, зачем я мог тебе понадобиться. Да нет, химией я давно не занимаюсь. Да у вас небось экспертов полно. Хотя... помнишь мою, еще школьную, идею... Здесь же все вокруг сереброплавильные заводы бывшие. Породу прям в реку смывали. А очистка какая плохая была. Сейчас только поднимай со дна песочек. И миллионер.

- Ты прав. Что-то во все этом есть. Заводы. Серебро. Берг-коллегия. Но вот странно. Никогда за всю жизнь не видел я здесь заводов. Только степь. Даже странно. Вотчина горного дела и степь. Что-то здесь не так, определенно не так. Хотя был один настоящий завод. Он стоял на реке, непосредственно на выезде из города. Я помню свое детское чувство. Всегда хотелось проникнуть внутрь. Казалось, там, глубоко внутри, находится смысл и тайна города. И еще эта площадь рядом. Почти настоящий замок... Необходимо было съездить самому.

3.

Эта местность, предгорье Алтайских гор, известна всякому начинающему туристу. Сюда ездят на лыжах. И все же это настоящая тайга. Здесь построены причудливые избушки, в которых по вечерам собирается странный народ. Туда и предстояло пойти.

- Не знаю, что там насчет золота, а про заводы я все могу вам рассказать. Я ведь только о них и думаю. Да и вообще... Вы историю в школе-то учили? Я сам истфак оканчивал. Ну а потом, как положено, "рерихнулся". Только сейчас этого вашего Рериха совсем ненавижу. А раньше... Помню, ушел в горы и заболел как раз. В избушку притащился. Ну, натурально, ослаб, печки затопить не могу. Забрался на нары и лежу тихо. Пол-литра для лечения принял. Сколько дней лежал, не помню. Колотит всего. И тут чувствую: он где-то рядом. Посмотрел на меня так ласково и по-деловому так говорит: развернись, мол, головой сюда. Правой ногой упрись в стенку. Левую подогни. И руки этак сложи. И что, полежал так, гляжу, дела на поправку пошли. А сейчас все равно ненавижу.

- А про заводы?

- А как ты думаешь, зачем здесь заводы построили? Ведь был же Урал открыт. Не для того, чтобы Чапаев там плавал. Петр-то, он всю жизнь на запад глядел. И тащил все, что можно, скорей к себе. Но скоро понял, что изнутри все должно расти. А что ему революцию прикажешь устроить? Смести все с лица земли? А дальше мы наш, мы новый мир построим. Да где ему революцию отыскать. К тому же он вполглаза всю жизнь на восток смотрел. Еще больше, чем на запад, ему, может быть, хотелось. Но и боялся он его больше всякой Швеции. И вот, сам теперь понимаешь, что он надумал. Он понял, что Запад должен сам зародиться здесь, пока втайне. Пока еще никто не привык. Должен сам обрасти своими легендами. Своими подземными царями, гномами, чертями. Здесь будут свои сказки. И новые братья Гримм родятся здесь. Лучше места придумать нельзя. Горы, скрывающие тайные пещеры. Дремучие леса. И небеса, полные звезд. Вот здесь должна была вырасти новая Европа. Страна тайной свободы. В уютных домиках новой Швейцарии затеплились бы огни. Да все так и начиналось.

- А что случилось потом, почему все прекратилось?

- Все, понимаешь, так и продолжалось. И люди росли свободными и счастливыми. И дети бегали в школу. И уже по-французски кричали "зима, зима". А на пригорке стояла церквушка. Такая ладная, что почти казалась кирхой. А по вечерам открывалась большая книга и начинались бесконечные сказки. И звезды светили, как будто их кто-то по вечерам протирал. И все дальше отступала ненавистная степь. Ненавистное тепло всеобщей любви. Нет уж, пусть любовь, но только моя, и ненависть только моя, понял? Мы стояли у колыбели новой цивилизации. Гениально возникшей в явно путанной и нецивилизованной голове. Но они тоже не дремали. Эта всеобщая любовь... Чип и Дейл. Спасители. Или спасатели. И ваш Рерих туда же. Они-то все и погубили. И вы все туда же. А при чем тут золото я сразу говорил, что не знаю. У них и спросите, с кем вы там общаетесь. С энергиями, ангелами. Или гномами.

4.

Он сидел в том же кафе. Но сразу стало очевидно, что это другой человек. На нем новые мягкие джинсы и кожаный жилет. Рядом небрежно валялся радиотелефон. Только сандалии оставались старыми, но и смотрелись ужасно нелепо.

- Здравствуйте, господин гном. Нашли, наконец, свой горшочек? И он оказался полным золота, да?

- Да, представьте себе, нашел. Понимаете, кэгэ страусиного мяса стоит в Европе тридцать баксов, а плюс яйцо. И еще перья. Но птицы грустят здесь по своему пейзажу и умирают. Поэтому я строю для них замки. Они смотрят и решают, что все-таки стоит еще немножко пожить. По-моему, это и есть любовь. Если это не любовь, то где она вообще?

Он подрыгивающей походкой вышел из кафе. И на столе осталась лежать еще одна странная монета.



Добавить комментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.